Флодден

Европа, первое десятилетие XVI века. Начало полувекового конфликта, известного в истории как Итальянские войны. Новый масштабный конфликт между ведущими европейскими державами, на сей раз, как следует из названия, за гегемонию на Апеннинском полуострове. В 1508 году была создана Камбрейская лига – союз Папы Римского, Франции, Испании и Священной Римской Империи против неизменно усиливающейся в Италии Венеции. Войны Камбрейской лиги, продолжавшиеся до 1510 года, завершились чрезвычайным усилением Франции в Италии. Это вызвало разлад в отношениях союзников, и бывшие враги объединились против французского королевства. В 1511 году была создана Священная Лига, в которой под эгидой Папы объединились Священная Римская Империя, Испания и Англия. Со вступления Англии в Священную Лигу и начинает прослеживаться та связь с англо-шотландским конфликтом, в которой читатели уже наверняка стали сомневаться. 

Отношения между Англией и Шотландией в описываемый период снова переживали период обострения противоречий. Мир, заключенный вместе с браком Джеймса IV и Маргарет Английской, дает трещину. В 1509 году на английский трон взошел 18-летний Генрих VIII. Молодой и темпераментный король, впрочем, не стремился нарушить мир с Шотландией. Первые два года его правления обе стороны, видимо, старались поддержать союзнические отношения. Активно вмешиваясь в европейскую политику, в ноябре 1511 года Генрих VIII присоединился к Священной Лиге. Лига, обращенная против Франции – древнего союзника Шотландии – не могла оставить Джеймса равнодушным. Тем временем, отношения с Англией снова накалились: флоты двух государств все чаще сталкивались в мелких сражениях, участились стычки на Границе. Однако, война с Шотландией была не в интересах английского короля. В ноябре 1511 года к Джеймсу было направлено посольство с предложением компенсации за нарушения мирного договора. Посольство потерпело неудачу, так как шотландский монарх четко обозначил свою позицию: пока Генрих остается в составе антифранцузской Лиги, удовлетворительное соглашение между ними невозможно. Годом позднее, Шотландия, в виду нежелания Генриха поступаться своими планами насчет Франции, возобновила с последней Старый Союз, на еще более сильных условиях – союз возобновлялся против любого противника, а не только против Англии, как было прежде.

Первые месяцы 1513 года прошли в бессмысленных переговорах между монархами: Генрих желал мира, чтобы развязать себе руки для войны с Францией, Джеймс желал мира, но только при условии мира между Англией и Францией. Послы французского короля подначивали Джеймса к началу войны, а королева Анна Бретонская в письме взывала к рыцарским идеалам – послав ему собственное кольцо, она просила его, как истинного рыцаря, вступить на английскую землю и нанести удар в ее честь.

В мае 1513 года Джеймс IV предпринял последнюю попытку добиться мира между своим старинным союзником и Англией. Получив известие от французского короля Людовика о том, что планируется мир на год между ним и его врагами, Джеймс послал Генриху письмо, в котором призывал его поддержать этот договор. Попытка не увенчалась успехом – Генрих VIII 30 июня пересек Па-де-Кале. Джеймс IV посылает главного герольда с сообщением, означавшим объявление войны.

На следующий же день, Джеймс приказал своему флоту во главе с графом Арраном выдвинуться на помощь Франции. В начале августа, лорд Хьюм вторгся в Нортумберленд с 6-7 тысячами воинов. Рейд увенчался успехом, однако на обратном пути Хьюм потерпел поражение у Милфилда, где его перехватила английская армия под командованием сэра Уильяма Балмера. Потеряв все захваченное в рейде, оставив за собой многих людей убитыми и захваченными в плен, Хьюм бежал в Шотландию. Известие об этом поражении заставило Джеймса ускорить масштабное вторжение. 22 августа он пересек Границу.

Вообще, вся эта кампания окружена массой мифов и преданий. Первые две легенды описывают события еще до начала похода. В первой говорится, что во время вечерни в церкви Линлитгоу, к королю подошел человек, «босой и простоволосый, с посохом в руках» и безо всякого почтения объявил, что тот должен отказаться от своей затеи, ибо дело его пропащее. Версий точной фразы этого таинственного человека великое множество, так что нет смысла поднимать их здесь. Согласно второй легенде, в полночь, на весь Эдинбург со стороны Маркет-Кросс был слышен таинственный голос, произносящий по порядку имена всех благородных участников похода, и обязывающий их в течении 40 дней явиться перед хозяином этого голоса. По той же легенде, все перечисленные погибли под Флоденном, кроме одного, бросившего монетку на площадь в тот же момент, когда он услышал свое имя.

Пока оставим легенды и вернемся к ходу кампании. Подойдя к Норхэму, Джеймс взял замок после шестидневной осады, почти одновременно с этим захватив Этал, Форд и несколько других замков в этой области. Однако все это, по мнению некоторых историков, было пустой тратой времени. Распыляя силы на захват незначительных замков, в то время как стратегически бесценный, желанный Берик был совершенно не подготовлен к обороне, Джеймс демонстрировал свою неспособность к командованию. Отмечают также, что погода также не благоприятствовала этой кампании: в сентябре 1513 года было ужасно холодно, ветрено и мокро. Шотландская армия достаточно долго находилась на марше, многие обеспечили себя достаточным количеством добычи, а погода и голод в придачу сильно сказались на боевом духе. В итоге, дезертирство достигло таких размеров, что серьезно подорвало военную силу короля. Впрочем, среди историков нет единого мнения насчет полководческих талантов Джеймса и масштабов дезертирства в шотландской армии. Так, Лэнг в своей «Истории Шотландии», утверждает, что целью Джеймса было в первую очередь принудить Генриха заключить мир с Францией, а не провести победоносный поход (по всей видимости же, планы Джеймса были куда более коварными и амбициозными: пока английский король вовсю рисковал собственной жизнью во Франции, Джеймс оставался единственным претендентом на английский престол, обладающим реальной властью и могуществом, да еще и находившимся с войском на территории Англии – случись что с безрассудным Генрихом, Стюарты гораздо раньше бы заняли трон своих злейших противников); во-вторых, захватом небольших замков Джеймс обеспечивал себе сохранность на флангах, а в-третьих, что масштабы дезертирства, мягко говоря, преувеличены. С первыми двумя пунктами можно согласиться, третий же чрезвычайно сложен для изучения, так как шотландское военное дело еще не пришло к подробному ведению разнообразных штабных документов о численности действующей армии, дезертирах и т.п. Тем временем, командующий английской армией граф Саррей двигался в сторону зоны военных действий. Хотя непогода также повлияла на его армию, 3 сентября он, с 30-40 тысячами английских солдат подошел к Алнвику. Хорошо зная благородный и романтичный характер шотландского короля – ведь именно Саррей сопровождал принцессу Маргарет в Шотландию – граф отправил гонца к Джеймсу, вызывая его на честное сражение. Демонстрируя справедливость мнения о своей персоне, король принял вызов, покинул окрестности замка Форд и, перейдя реку Тилл, занял сильную позицию на Флодденском холме. 7 сентября, заняв позицию в шести милях юго-восточнее Флодденского холма, Саррей вновь послал гонца Джеймсу с предложением спуститься с холма на равнину, чтобы дать «честный бой». На этот раз Джеймс отказался от предложения Саррея, добавив, что негоже графу обращаться с такими предложениями к королю. На следующий день английская армия, скрывшись за холмами, обошла королевский лагерь с севера, форсировав реку Тилл и закрепившись на холме Бранкстон. Именно под этим названием битва вошла в английскую историографию, кстати. Этот холм представлял собой средний из трех ступеней этакой природной лестницы, от реки Твид к северу до Флоддена к югу. 9 сентября, несмотря на теперешнее преимущество в высоте, английская армия либо не могла, либо не хотела ожидать ответных действий со стороны шотландцев, неумолимо двигаясь в их сторону. Ждать и не пришлось – Джеймс, опасавшийся быть совсем отрезанным от Шотландии, поджигает лагерь и спускается под покровом дыма на равнину, навстречу англичанам.

697_original
План сражения

Итак, само Флодденское сражение. Боевой порядок шотландской армии. Пять корпусов, разделенные на два отделения каждый. По центру, королевский отряд во главе с самим Джеймсом, не пожелавшим подчиниться совету своих подданных и остаться вне битвы. Позади него резервный отряд графа Ботвелла (есть разночтения). На левом фланге два корпуса и четыре отделения соответственно, под руководством Хьюма, Хантли, Кроуфорда и Эррола (или Монроуза). На правом фланге отделения д’Осси, графа Аргайла и Леннокса. Шотландскому левому флангу противостояли два корпуса под командованием сыновей графа Саррея – сэра Эдмунда Ховарда и Лорда-Адмирала Ховарда. В центре английского строя располагался корпус самого графа Саррея, который, впрочем, не участвовал в сражении лично. На правом фланге располагались рекруты графств Чешир и Ланкашир под командованием сэра Эдварда Стэнли. Арьергард центрального корпуса составляла кавалерия лорда Дакра.

В составе шотландской армии сражались пикинеры Пограничья (Хьюм), горский клан Гордон (Хантли), воины Перта и Файфа (Эррол и Кроуфорд), в составе королевского отряда находился «цвет шотландской знати» — пешие воины, закованные в броню и вооруженные пиками. На правом же фланге стояли новобранцы Аргайла и Леннокса. В резерве Ботвелла состояли бойцы Лотиана. Англичане же были представлены в основном рекрутами из Чешира и Ланкашира, кавалерией графства Тайн-энд-Уир под командованием Дакра, йоменами-лучниками из северных графств (факт: один из отрядов лучников был набран в Мидлтоне, неподалеку от Манчестера; впоследствии, командир отряда – сэр Ричард Эштон отремонтировал церковь св. Леонарда в Мидлтоне, где был создан уникальный витраж «Флодденское Окно», на котором изображены стрелки и их командир; витраж считается старейшим военным мемориалом в Соединенном Королевстве) и небольшим количеством рыцарской пехоты.

flodden_window
«Флодденское окно» — витраж в церкви св. Леонарда. Мидлтон, Англия

Особого внимания требует вооружение обеих сторон. Поскольку в бою принимали участие в основном пехотинцы, их оружию следует придавать наибольшее значение. Традиционное оружие шотландской пехоты – пики, представлявшие собой длинные копья с железными наконечниками (длина составляла около 4,5 метров). Основное применение пик, конечно, в противостоянии кавалерийским ударам и маневренным боям, где бойцы легко и быстро передвигаются по полю сражения. Однако холмистая местность Нортумберленда, болотистая скользкая почва (по общепринятой версии, при Флоддене шотландцы сражались босыми, чтобы надежнее стоять на топкой земле) и невозможность для маневра сильно ограничивали эффективность пик. Английские пехотинцы оказались лучше подготовлены к сражению в данных условиях. Их оружием были т.н. «биллы» — короткие алебарды, древковое оружие с крюковидным лезвием, позволявшим эффективнее вести бой в стесненных условиях. Победу англичан при Флоддене приписывают именно биллам. Преимущества же конницы были сведены на нет теми же характеристиками местности и условиями боя. Английские лучники также сыграли свою роль в сражении, в частности, стрелой был тяжело ранен сам Джеймс IV. Не выдержали града стрел и легковооруженные новобранцы. Иными словами, английская армия отличалась большим тактическим разнообразием вооружения, нежели шотландская. В целом же, битва была средневековой по своему стилю и применению военных хитростей. Ее также иногда называют последней крупной средневековой битвой на Британских островах.

Несмотря на это, в сражении при Флоддене также впервые на Британских островах была масштабно использована артиллерия. Шотландская армия располагала 17 кулевринами, среди которых сделанная мастером-пушкарем в Эдинбурге Робертом Бортвиком группа пушек, прозванная «семь сестер». Английская же артиллерия была представлена не так ярко, в их распоряжении находились только несколько корабельных пушек, привезенные адмиралом Ховардом. Тем не менее, из-за смены выгодных позиций, английская артиллерия в краткий срок разбила шотландскую, лишив армию Джеймса преимущества.

Разобрав преимущества и недостатки обеих армий, можно наконец приступить к заключительной части – непосредственному ходу битвы. Итак, около четырех часов вечера армии перешли в наступление. Первыми схватились отделения Хьюма и Хантли с войсками Эдмунда Ховарда. Шотландцы разбили противостоящие им силы, однако на помощь дрогнувшим солдатам Ховарда пришел резерв лорда Дакра, отогнавший соединение Хантли и задержавший пограничников Хьюма. Здесь следует оговориться, что с этим эпизодом также связано несколько различных версий произошедшего. Силы Хьюма, по большинству источников оставшиеся почти невредимыми, не пришли на помощь другому отделению левого фланга. По одной из версий, Хьюм впоследствии говорил, что «главной доблестью в этот день было выполнить свою часть дела», по другой – отряды Границы разбрелись и начали мародерствовать среди убитых англичан, оставив на произвол судьбы своих товарищей. Третья версия анекдотична – согласно ей, бойцы Хьюма все же пришли на помощь отрядам Кроуфорда и Эррола, выкрикивая девиз своего клана. Суть в том, что гордый девиз был воспринят как сигнал к отступлению, ибо звучал как «E Home!», что созвучно со словами “a home” – дом, домой. Но истинная причина бездействия войск Хьюма так и неизвестна. Второе отделение левого фланга было смято адмиралом Ховардом, его предводители – Кроуфорд и Эррол – были убиты. На правом фланге дела обстояли плохо с самого начала сражения: новобранцы Перта и Файфа, горцы Высокогорья были разбиты силами Стэнли. Тяжелобронированный шотландский центр во главе с королем ринулся на центр английских войск. Первоначально, корпус успешно теснил врага, но освободившийся правый фланг англичан – адмирал и лорд Дакр – ударил ему во фланг и тыл. Затем, не ставший преследовать бежавших горцев Стэнли замкнул кольцо вокруг короля. Ожесточенные сложившейся ситуацией, шотландцы не сдавались до глубокой ночи: сформировав кольцо вокруг раненого правителя, они стояли насмерть. Исход битвы стал известен графу Саррею лишь на утро, когда остатки шотландских войск окончательно бежали с поля боя. Тело Джеймса IV, найденное на поле лордом Дакром, было доставлено в Бервик и забальзамировано, после чего было отправлено в Лондон. Его окровавленная накидка была послана вначале Екатерине Арагонской, а затем и Генриху во Францию в качестве свидетельства победы. Потери шотландцев были колоссальны, их общее количество в разных источниках варьируется от 10 до 17 тысяч человек, включая огромное количество дворян и высших аристократов.

Разгром при Флоддене надолго вывел Шотландию из участия в Итальянских войнах. Гибель короля повлекла за собой долгий внутриполитический кризис в Шотландии в период несовершеннолетия Джеймса V. Резко возрос престиж английских войск, что позволило королю Англии Генриху VIII вести активную внешнюю политику в Европе, зачастую не считаясь с мнением своих союзников.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

На платформе WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑